Учителю белорусского языка и литературы второй городской школы Лилии Тапырик посвящается!

Актуальное Образование

Первая суббота февраля – Вечер встречи выпускников. Вполне справедливо добавить: встречи выпускников с учителями. Ведь учитель – это будто машина времени для каждого.

Только учитель может вернуть в школьные годы, в то ощущение счастья и беззаботности, в то время, когда самая большая неудача – «двойка» за невыученный урок или поражение в соревнованиях, запись в дневнике за ненадлежащее поведение или забытое стихотворение во время открытого урока, или неверно решённая контрольная… Словом, такие «неудачи», которые пасуют перед проблемами взрослой жизни. Именно учитель – те надёжные руки, которые готовы были поддержать в любых обстоятельствах. Даже без «были». Которые всегда – даже когда ученики вырастают – готовы поддержать. Неудивительно, что накануне первой субботы февраля выпускники обязательно звонят своим наставникам и приглашают на Вечер встречи. В числе приглашённых, как и каждый год – каждый без исключения – учитель белорусского языка и литературы второй городской школы Лилия Тапырик.

Для Лилии Ивановны каждая такая встреча – двойной праздник. Помимо благодарностей учеников она в этот день продолжает принимать и поздравления с днём рождения, который отмечает 30 января. А в нынешнем году поздравления – с юбилеем: Лилии Тапырик исполнилось 90!

Возможно, эта дата и могла бы остаться красивой лишь в кругу семьи и близких Лилии Ивановны, но именно благодаря ученикам… не смогла. Именно они через газету захотели поздравить любимого педагога. А мы, конечно же, поддержали! Но это для Лилии Ивановны – сюрприз. И, возможно, прямо в эти минуты она читает газету – о себе, но словами других.

Сын Лилии Ивановны Олег Тапырик был одним из первых её учеников.

– Мама была не только моим учителем по белорусскому языку и литературе, но и классным руководителем. И у своей дочери – моей младшей сестры – тоже. Для меня прекраснее мамы и учителя нет. Даже если бы мне дали задание представить, кто мог бы быть лучше, я бы его провалил с треском. Ну, не могу я это представить. Очень добрая, мягкая, спокойная. Вместе с тем у неё на всё есть своё мнение. Не могу сказать, чтобы она была строгим учителем. Она была абсолютно объективной ко всем ученикам.

– Вы были прилежным её учеником?

– Эх… (смеётся) Нет, ну конечно, кто такие Купала или Богданович, я знал. Но, честно сказать, учить белорусский язык и литературу меня нужно было заставлять. Я был весь в спорте. Футболисты мы с братом с детства. Каждую свободную минуту мы – на спортивную площадку. А зимой – на каток. Здесь было шесть катков залито. Представляете? Никаких телефонов, компьютеров и тому подобного. Сколько помню, мы всегда там, где спорт.

– Если мама – педагог, то…?

– …это горы тетрадей и планы работ. Она в работу была погружена полностью. Зато и десятки благодарных учеников. Выпусков у неё было – не сосчитать. Ребята, которых она учила, уже давно выросли, у них уже
у самих дети и внуки, а они её помнят всегда, навещают по возможности, звонят, отзываются с теплом.

– Её педагогические методы дома срабатывали?

– Всегда. Мама очень выдержанная. И дома, и в школе была. Не помню, чтоб она когда-нибудь повысила голос. Никогда не кричала. Вообще никогда. Всегда только объясняла, разговаривала. Дискуссия и беседа – это точно её «инструменты».

– Может, Вы просто повода не давали?

– Что Вы?!. Мы с братом, бывало, так чудили…

– Например? Что должно было бы любого родителя заставить в то время вспомнить про ремень?

– Однажды мама и папа ушли на работу, а мы с братом решили совершить «побег» из дома. Открыли окно, привязали простынь и спустились со второго этажа…

– … родители приходят, детей нет. Возвращаются вечером… И вам не попало?

– Мама по первое число выдала нам! Но… на словах. Объясняла, что так нельзя делать. И мы с братом это запомнили, и больше за нами такого замечено не было. Лилия Ивановна и сегодня вспоминает работу в школе с удовольствием. А любимого педагога с уважением вспоминают ученики.

Любовь Поддубицкая:

– О нашем классе Лилия Ивановна говорила, что мы отличаемся от других. Во-первых, нас было много и все, как один, активные, каждый со своим мнением. Если в каких-то классах учитель не мог разбудить у детей инициативу, то у нас – не знал, как её погасить. Звучит, как шутка, но это на самом деле было так. Я думаю, Лилии Ивановне с нами было нелегко. Каждое утро, переступая порог школы, она могла лишь догадываться, что же ей сегодня расскажут о нас другие учителя, что нового мы учудили. Но точно могу сказать, да и, наверное, каждый её ученик подтвердит: она нас всех любила. И мы это чувствовали. Она хорошо реагировала на наши шутки, могла и сама пошутить с нами. Запомнились факультативы Лилии Ивановны. Каждое занятие было особенным. Она всегда находила для нас очень интересную информацию.

Людмила Глазунова:

– Лилия Ивановна могла увлечь и своим предметом, и в целом пробудить интерес ко многим явлениям и событиям. Она знала: ребёнок должен быть всегда чем-то занят. С ней мы учились жизни. С ней же учились человечности, взаимопомощи, состраданию. Пионерами мы помогали пожилым людям, брали над ними шефство. Собирали металлолом. Причём всё это Лилия Ивановна делала вместе с нами, вдохновляла своим примером. Были у нас и чаепития – в дружеской и тёплой обстановке мы могли обсудить важные для нас – учеников – вопросы. А по воскресеньям собирались все вместе для того, чтобы сыграть в “Что? Где? Когда?”

Оксана Трубаева:

– А ещё у нас были факультативы, тоже по воскресеньям, о белорусских писателях и поэтах. С Лилией Ивановной мы узнавали то, чего в школьной программе не было. Она действительно отдавала нам всю себя. У неё же была семья – муж, дети, а она фактически работала без выходных. Она каждую минуту старалась привить нам любовь к белорусскому языку и литературе, а по сути – к нашей стране. В то время как-то больше «в моде» был русский, но благодаря Лилии Ивановне мы смогли оценить наш родной язык и культуру.

Сколько помню, всегда про Беларусь говорили: убираем ли территорию или идём в столовую. Кстати, по дороге в столовую она часто говорила нам русское слово и просила перевести на белорусский. Почему-то запомнилось, что нужно было ответить, как по-белорусски будет «пол». И… никто не знал, только один кто-то сказал «падлога». Лилия Ивановна очень справедливая, скромная, размеренная, от неё всегда веет спокойствием. Она к нам по-матерински относилась, действительно была нам, как мама. Вы знаете, такого учителя, как Лилия Ивановна, всегда помнишь, на него равняешься. И когда мы классом решили поздравить её с 90-летним юбилеем, то идею поддержали практически все. Даже ребята, которые работают далеко и не смогли приехать, прислали деньги на цветы и подарок.

И ещё одно, немаловажное: она всегда выглядела идеально. Хоть и учительская зарплата была скромной, и своих троих детей нужно было одеть, обуть, накормить, но внешний вид был безукоризненный. Ухоженная, с макияжем, причёской. Некоторое время назад я случайно встретила Лилию Ивановну на улице. Удивительно: даже в возрасте она не утратила своей привлекательности. Такая же ухоженная, с накрашенными губами.

…О Лилии Тапырик её ученики могли бы говорить много, да только газетная страница ограничивает. И наверняка в день рождения Лилии Ивановны её дом очень сильно напоминал любимую школу. Трелями звонков. Телефонных. И каждый, кто позвонил, услышав знакомое и мягкое: «Алло» – попал в ту самую «машину времени».

Виктория КАХРАМАН



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *