Семья Гуровских из Луганска получила гражданство Беларуси и жильё в Червенском районе

Актуальное Люди и судьбы Общество

Вячеслав и Екатерина Гуровские вместе с сыновьями бежали от военных действий в Луганске восемь лет назад, когда в Киеве Майдан провозгласил новую власть и другое направление развития страны. Старшему сыну Андрею было тогда 6 лет, а Стёпке только 8 месяцев

Слава и Катя знали друг друга с детства. Родились и выросли в одном селе Ореховка в пятидесяти километрах от Луганска. В день нашей встречи Катя рассказала о себе:

— Наше село расположено в той части Украины, которая ближе к России. В 2014 году в нём проживало около тысячи человек. Были детский сад и большая русскоязычная школа. Люди разговаривали на русском языке. Моя мама работала учителем младших классов, папа — на шахте. К тому моменту я окончила школу, Луганский национальный университет на факультет украинской филологии, успешно закончила, получила степень магистра и бакалавра. Работала в родной школе, преподавала украинский язык. Спокойная, мирная жизнь протекала буднично, как нам тогда казалось. Насколько счастливой она была моя семья осознали, когда начались военные действия. Тогда, наблюдая по телевизору события, которые происходили на Майдане в Киеве, мы с родными и односельчанами не верили, что такое происходит в нашей стране, с нами. После провозглашения новой власти и политических приоритетов в Луганск приехали её представители – люди с откровенно националистическими взглядами. Они заявили о разрыве отношений с Россией. Запретили русский язык, георгиевские ленточки, седым ветеранам откровенно хамили и грубили, угрожая расправой. Из бюджета Луганска денежные средства отправляли в Киев, якобы на ликвидацию последствий майдана. Перестали финансировать социальные отрасли, задерживалась зарплата и пенсии. Естественно, жители выходили на митинги, требовали вернуть прежние условия, привычные и удобные для жизни. Никто не ожидал, что мирные выступления так жестоко будут подавлены. Нас вдохновлял пример Крыма. Мы думали, что достаточно всем проголосовать за присоединение к России, и всё вернётся на прежние рельсы. Но националисты не пошли на уступки, ввели войска, разгорелся военный конфликт. Россия помогала гуманитарными грузами, продуктами, открыла границу, чтобы люди смогли уехать. Растерянность в то время была страшная. Мы с мужем начали строить дом, уже возвели стены, крышу накрыли, поставили окна, мечтали, как обустроим его.

 Последней капле стало, когда в Луганске обстреляли здание администрации, погибли люди. Мы решили уезжать. Собрались быстро, нас с детьми и младшей сестрой Ритой семнадцати лет отец довёз на машине до российской границы, а сам вернулся обратно. Мои мама и папа, родители Славы остались в Ореховке. Папа сказал: «Куда нам после пятидесяти уже ехать? Да и жалко бросать дом, хозяйство. Каждый кирпичик, двор, вишни, яблони – всё своими руками обустроено и выращено. Вы – молодые, легко приживётесь в другом месте, спасайте детей». В августе село захватили националисты. Уничтожили все коммунальные блага: электричество, газ, воду, связь. Долгое время мы не знали живы ли наши родные.

Три богатыря и мама дома, а папа на работе

Ехать мы решили в Беларусь, в Червень. Здесь живут мои родные дядя и тётя. Встретили нас радушно. Муж пошёл работать в экспериментальную базу «Натальевск» сварщиком. Директор предприятия Елена Эдуардовна и профсоюзный комитет выделили ведомственную двухкомнатную квартиру с мебелью. Помогали нам все: и знакомые, и не знакомые люди. Спасибо огромное. В Беларуси я прошла переподготовку в педуниверситете, работала в гимназии учителем начальных классов.

Во время нашего разговора Катя несколько раз вставала, чтобы поправить одеяльце в кроватке маленького Ванечки. Ему только 4 месяца. Накануне нового 2022 года Гуровские получили ещё один подарок. 31 декабря им вручили белорусские паспорта. Теперь они – граждане Беларуси.

­- Когда провозгласили Луганскую народную республику, народ радовался. Заново начали выстраивать и жизнь, и разрушенные здания. Мы с мужем тосковали по родному селу и людям. Как только стало возможно, в отпуск поехали в Ореховку. Каждый год, начиная с 2016 года летом мы всей семьёй навещаем бабушек и дедушек. В первый раз, когда ехали туда, я не узнавала знакомые места: здания после бомбёжки, взорванный асфальт, дома с выбитыми «слепыми» окнами – всё выглядело удручающе. Но с каждой новой поездкой, я видела, как отстраиваются города и сёла, расцветают клумбы, улицы украшены современной рекламой, люди улыбаются. Но националисты не смирились: провокации и обстрелы продолжались. Восемь лет жители ЛНР и ДНР жили в страхе войны. Россия вступилась. Скорее бы всё закончилось и наступил мир.

Галина ГАМЕЗО. Фото автора

 

 



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *