Женщины на войне: жительница деревни Рудня Червенского района Лидия Ракузова была медсестрой полевого эвакогоспиталя

75 лет со дня освобождения Беларуси Общество

Говоря о солдатах и ​​военачальниках, тружениках тыла, мы иногда забываем о тех, кто во время Великой Отечественной войны на передовой выносил на своих плечах раненых, о тех, чьими усилиями были возвращены в строй десятки тысяч воинов, о тех, кто приближал Победу — о медсестрах…

Сегодня Лидии Васильевне идет 93-й год, но ее память надежно хранит те ужасные месяцы работы в госпитале. Семнадцатилетней девушкой попала она туда вместе с двумя подругами…
После освобождения родной деревни Юшки Мстиславского района приехал военный, капитан, набирать девушек. В феврале 1944 года Лидия Ракузовава (в то время Палугодкова) после короткой учебы уже в апреле попала в госпиталь, который стоял в 12 километрах у Мстиславля в деревне Курманово.

— Раненые были распределены по избам, — рассказывает Лидия Васильевна. — Не успели еще как следует разобраться, что к чему, поступил приказ, сворачиваться. Свернулись и подались на станцию ​​»Темный лес», оттуда до Кричева и далее на деревню Прусино. Здесь недалеко проходила линия фронта. Начали поступать раненые. Их также распределяли по домам… Вдруг налетели самолеты немецкие, как начали бомбить… Опять сворачиваемся… Так и шли за фронтом…
Когда в июне 1944 года началась операция «Багратион», раненых становилось все больше. Под Новогрудком в нашем госпитале их было более тысячи. Жара невыносимая. В госпитале было уже пять отделений. Я попала в хирургическое. Это самое тяжелое отделение. Солдатики с черепными ранениями, их стричь надо срочно, оперировать. Кровь, грязь — отмываем. А как они терпели такие страшные боли?! Жалко их было — не передать… Парикмахер был у нас только один. Дали мне приказ — за три дня научиться стричь. Как встала я в перевязочной у стола, плачу, а лезвие то не режет, тупое… День и ночь обрабатывали раненых, пока сами не падали от усталости …
Сколько их, солдатиков, подготовила к операциям! Иной раз кости торчат, раненые плачут и мы вместе с ними. А сколько их обгоревших! Одного совсем молоденького танкиста не могу забыть до сих пор. Весь был обгоревший… Как же они мучились, горестные… Сижу однажды у солдатика с черепным ранением, задремала сама от усталости, открываю глаза, а он уже не живой…
Не боялись мы ничего: ни крови, ни смерти. Кто-то же должен был делать эту работу …
Потихоньку двигались вслед за фронтом. Пошли дальше на Польшу. Там расположился наш госпиталь в местечке Хойники, потом дальше направились в Восточную Пруссию. Ехали ночами — боялись бомбежек. Под Кенигсбергом была последняя остановка нашего госпиталя. Питание для раненых было хорошее. Под конец войны их становилось все меньше. Там и конца ее дождались. Такая радость! Надо же отметить. Впервые ту стопку в руку взяла…
Некоторых из нас демобилизовали, а некоторых оставили еще работать до октября 1945 года, в том числе и меня. Оставались в больнице только легко раненые…
Во время войны медики работали сутки напролет. После хирургических операций именно медсестры выхаживали раненых. Их профессионализм и сердечная поддержка завершали дело рук врачей.
Медицинские сестры в редкие свободные минуты беседовали с солдатами, писали за них письма родным, даже читали стихи и пели… Были среди сестричек и погибшие: молодые, полные сил девушки, работницы самой мирной и благородной профессии на земле. Работу медсестер полевых больниц можно сравнить с передовой… Именно благодаря их самоотверженной работе, эвакогоспиталь становился полноценным   прифронтовым лечебным и реабилитационным учреждением, где не только вовремя оперировали, но и выхаживали раненых и готовили их к продолжению военной службы или работы в тылу…
Вернулась Лидия Васильевна домой. А хаты — нет. В землянке — мать и трое детей. Голод, холод…

— Отца и старшего брата забрали на фронт, — говорит дальше Лидия Васильевна. — Отцу пришлось воевать недолго: вскоре погиб. Лежит в братской могиле в Шкловском районе. А брат погиб 23 апреля 1945 года в Германии. Там и похоронен. Мы знаем где: в братской могиле под Берлином. Там все ухожено. Внучка через Интернет нашла. От брата получала письма. Последнее сохранилось:
«Дорогая сестра Лида! Нахожусь на территории Германии, на первом украинском фронте. Продолжаем бить фрицев. Особых новостей здесь нет. Из дома получил письмо, мама пишет, что убили Костика Кушерова, Филиппа Терешкова и Петька Бондикова. Больше писать нечего. Остаюсь жив и здоров, твой брат Иосиф… Очень жду ответа…

— Надо было жить дальше, — продолжает женщина. Окончила полуторагодичные курсы медсестер в Мстиславле. Направили меня в Гродненскую область в Свислочский район. А там коллективизация шла. Страшно было. Убивали активистов: учителей, представителей власти…
Судьба хранила Лидию от беды: ни пуля, ни бомба во время войны не навредили девушке. А тут однажды во время дежурства залетела в окно шаровая молния. Застыла Лидия в ужасе… А та, пролетев мимо, попала в соседнюю комнату. Там и взорвалась. Погибла другая медсестра…
Убежала оттуда девушка на свою Мстиславщину. А там уже сестра купила избёнку в деревне, соседней с родной. Поехала к ней. Поставили акушеркой на Печонковский ФАП.

— А я — медсестра. Ну что ты будешь делать? — продолжает Лидия Васильевна. — Взялась за работу: и роды принимала, и детей малых патронировала. Однажды роженицу-цыганку везла в Мстиславль на санях. А зима, мороз, вьюга! А у той роды начались, прямо в санях. А женщина — первородка. Но родила ребенка быстро. Погнали лошадь до ближайшей деревни, попросились в дом. Обогрели нас и мы вернулись домой. Слава Богу, все обошлось. Четыре года работала на ФАПе. Людей было много, помощи никакой. Вскоре нашелся фельдшер с образованием соответствующим. Меня перевели в Курманово, в стационар медсестрой работать…
За самоотверженный труд в госпитале Лидия Васильевна была представлена ​​к награде — медали «За боевые заслуги». Правда, эта медаль долго разыскивала свою владелицу, да так и не нашла: потерялась где-то. А вот свидетельство женщине вручили: военнослужащей рядового состава. Оно выписано 9 сентября 1953 года.
Вышла женщина замуж. Муж — инвалид, получил травму во время военной службы, потом заболел туберкулезом. Много пришлось ей работать: за двоих. Из медицины ушла в сельское хозяйство: так распорядилась судьба. Работала на полевых работах. И дома хозяйство было. Везде успевала. Мужество, упорство, работоспособность и оптимизм этой маленькой интересной женщины всегда помогали справиться со всеми трудностями. Родились в семье две дочери. Муж давно ушел из жизни, почти двадцать лет назад.
Все эти годы живет Лидия Васильевна вместе с дочерью Татьяной и зятем Станиславом, окружена любовью и заботой. Помогла им внуков растить. Может кто и не поверит — женщина сама читает газеты, в том числе и «районку», интересуется всем: что происходит в стране, в районе. А потом обсуждает все это с зятем, причем, на все имеет свою точку зрения…
Перед празднованием Дня Независимости и 75-летием со дня освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков работники райвоенкомата вручили Лидии Васильевне юбилейную медаль «75 лет освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков».

                                                                                                              Татьяна МАРТЬЯНОВА.
Фото автора и из архива Лидии Ракузовой. На снимке брат Лидии Васильевны – Иосиф слева.

 

 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *