Комсомолу-100 лет: в трезвом уме и с твёрдой рукой в строю!

Актуальное Люди и судьбы Праздники

Коля ЛАШУК вступил в комсомол в партизанах. До войны не приняли – во-первых, слишком юн, а во-вторых, отец был политзаключённым. В родную Каменку под Смолевичами вернулся в 46-м, отслужив в армии. Возвратились и другие ребята-односельчане, вместе организовали комсомольскую ячейку в своём колхозе «Змагар».

Николай Александрович вспоминает:

— После войны как жили в деревне? Мужиков почти нет… Женщины бедные… Надрываются… Мы, комсомольцы, летом днём работали, как обычно, а ночью дополнительно организовывали молотьбу. Бесплатно. Что характерно: нам, девяти молодым парням, доверяли технику и урожай. Время ведь было голодное, никто досыта не ел. Но мы килограмма ржи не взяли в карманы! Считали это преступлением…

Года через два под Смолевичами открылся торфяной завод «Усяж», и Николай решил перейти туда. Он был парень грамотный, до войны закончил 7 классов. Это по тем временам считалось неплохим образованием. Поэтому предложили работу ИТР – инженерно-техническую. Но он выбрал специальность простого рабочего. Спросите – почему? Из-за… хлеба.

— Рабочему по карточке давали хороший паёк: 800 граммов хлеба. А ИТР-специалисту – 500 граммов. Из-за этого я и пошёл в рабочие. Триста граммов сам съедал, а остальное отправлял своим в деревню. Там же мама, отец, сестра…

Молодёжи на торфзаводе было много, и мы создали комсомольскую организацию. С чего начинать? Вокруг завода деревни были сожжены, люди жили в землянках. Думаете, как война закончилась, на следующий день началось счастье и изобилие? Нет… Сердца, конечно, радовались и пели от того, что нет больше немцев, войны, страха. Но голодали люди, и в землянках жили ещё несколько лет, пока отстроились. Вот поэтому мы и решили создать строительную бригаду. После работы строили жильё в деревнях. Это были тоже ещё не дома, а скорее, добротные сараи. Но всё-таки не в земле!.. Плату мы не брали. Разве что щавеля кто наварит да покормит. Вот такая была наша комсомольская работа.

Года три мы так работали. Сплотились. Образование у всех было небольшое. Война ведь не дала нам вовремя учиться. Попросили, чтобы открыли вечернюю школу. Получили аттестаты. Пошли учиться в институты. Я в институт механизации поступил. К тому времени я уже был начальником транспортного цеха. Старательный был, трудолюбивый. В 52-м целый год «держал» переходящее Красное знамя завода! Передовиком был, «Волгу» даже разрешили купить! И, что характерно, всегда честный был, с самой юности. В 53-м году вызвали меня как-то в райком, решили председателем колхоза назначить. Спросили, за что отец сидел, а я сказал, что не знаю. В райкоме из-за этого поначалу передумали меня назначать в председатели. Но потом КГБ разобралось хорошенько в отцовом деле, и назначили меня всё-таки.

Ячейку комсомольскую к тому времени я уже более молодым передал. Организовывали самодеятельность, концерты. Но самое главное, чем я горжусь – что за всё время у меня не было несчастных случаев и воровства среди тех, с кем я работал, и кем руководил. В колхозе, правда, всего с год работал. Освободили меня за… клевер. Не стал поля с клевером запахивать, несмотря на распоряжение запахать и посеять кукурузу.

…Николаю Александровичу ЛАШУКУ 93 года. Он бодрый, оптимистичный и доброжелательный, в прекрасном настроении, всё отлично помнит из прошлого и хорошо ориентируется в современной жизни. Когда с ним разговариваешь, кажется, что открыл какую-то волшебную книжку по истории: с живыми страницами! Мы встретились с Николаем Александровичем погожим октябрьским деньком, когда он садил на грядке чеснок. Хотелось бы ещё послушать его рассказы о былых временах, о честных людях, как будто выкованных из стали, о больших и малых благородных комсомольских делах… Но грядка ждала твёрдой и знающей хозяйской руки! Может ещё доведётся поговорить, полистать «живые страницы». Дай Бог здоровья и… спасибо! Не знаю, как сказать точно, за что. За всё.

Наталья КОРОЛЬКЕВИЧ.
Фото В.КЛИМКОВИЧА



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *