Славный сын земли смиловичской

Люди и судьбы

Финкельштейн Анатолий (Тевель) Моисеевич

На районной алее Героев, уроженцев Червенщины, есть и знак Герою Социалистического Труда СССР Евгению Федоровичу Мироновичу. Между тем, о его жизнедеятельности общественности района известно немного. Некоторые, в том числе и в Смиловичах, вообще не знают о нем. В разные годы о других героях-земляках в печати писали много. Его же личность оставалась в тени. Объясняется это и пресловутым еврейским вопросом, и сменой фамилии. Вокруг этого факта до сих пор крутится немало инсинуаций. Давно пора было отсеять надуманную  шелуху, чтобы образ засиял во всем величии. Он — из когорты талантливых руководителей-самородков, прошедших войны, узнавших цену человеческой жизни. По словам близких Мироновича, он всегда отождествлял себя с Белоруссией и вне ее не мыслил свое положение.

Смиловичская земля — щедрая на таланты. Бог не пожалел, как говорят сегодня, элитных семян, засевая ее.  Назову только ряд широко известных фамилий: Завиши, Кежгайлы, Сапеги, Огинские, Манюшки, Ваньковичи, К.Сутин, Э.Ярошевич, И.Конопацкий. Перечисление всех займет слишком много места. И среди этих достойных личностей — Е.Ф.Миронович. Цель моего очерка — рассказать о незаурядном смиловчанине в канун его 95-летия со дня рождения.

Финкельштейн Анатолий (Тевель) Моисеевич родился 7 ноября 1917 года в местечке Смиловичи Игуменского уезда в бедной еврейской семье. Родители, как и все тогдашние местечковцы, зарабатывали на жизнь собственным мозолем. Когда ему исполнилось 3 года, умерла мать. Определенное время отец растил сына сам. Семья встретила Великую Октябрьскую Социалистическую революцию с большими надеждами на лучшую жизнь, прежде всего, для своих детей. Октябрь зажег для Тевеля действительно счастливую звезду. Она его охраняла, освещала путь, звала к свершениям. Остался живым, активно участвуя в двух войнах. В мирной жизни достиг самых высоких вершин.

Рос крепким, любознательным мальчиком. Буквально на лету схватывал новые знания. Охотно помогал отцу на огороде. С малых лет любил работать на земле. Имел много друзей среди детей других национальностей. В играх всегда верховодил. Сверстники признавали в нем лидера.

В соответствии с тогдашней национальной политикой в Смиловичах функционировали до 1936 года две школы-семилетки: белорусская и еврейская. В 1931 году одну из этих школ он и окончил. Дочь Евгения Евгеньевна говорит, что учился в обоих, но в какой именно получил документы об образовании, не может вспомнить. Предполагаю, что 1931-1932 учебный год он занимался на Дукорском рабфаке (рабочий факультет), который готовил рабоче-крестьянскую молодежь для учебы в институтах и техникумах. После него поступает в Горецкий сельскохозяйственный институт и успешно заканчивает  его в 1936 году по специальности агрономия. В нынешней Горецкой сельхозакадемии есть стенд Героев Социалистического Труда — выпускников старейшего белорусского учебного заведения. Портрет Евгения Федоровича — первый.

 

Экскурс о соседях Финкельштейнов

И в прошлом Смиловичи являлись интернациональным поселением. На правом берегу Волмы, сегодня говорят «за рекой», располагалась Татарская Слобода. Там жили татары, мусульмане по вероисповеданию.

На левобережье, в излучине реки, находились микрорайоны проживания евреев, белорусов, поляков, русских, украинцев. Были кладбища не только иудейское, но православное, католическое, мусульманское.

Недалеко от дома, расположенного ныне на углу улиц Республиканской и Дзержинского, ранее принадлежавшего незабвенному и известному Александру Григорьевичу Гельфанду (память народная именно так сохранила его имя и отчество) находилась главная синагога. За ней, на некотором расстоянии, располагалась усадьба родителей Хаима Сутина. Еще дальше — подворье Финкельштейнов. Семьи дружили. Евгения Евгеньевна в разговоре со мною рассказала: «Отец часто вспоминал Сутиных, хорошо помнил стариков. Даже с юмором рассказывал, что его отец отца Хаима Сутина называл Шевлак (согбенный). Он видел его всегда согнувшимся за работой: сбивал лед, рыхлил землю и т.д. Недаром одна из картин всемирно известного художника названа «Шевлак». Осмелюсь предположить, что таким запомнился он и сыну-художнику, и картина посвящена отцу.

 

Начало пути созидания

Финкельштейн в числе первых смиловичских евреев получил высшее образование. Этим очень гордился. Со всей присущей ему добросовестностью и энергией после окончания института стал работать агрономом совхоза «Освобождение» Смолевичского района. Обошел пешком все поля. С петухами вставал. Доброжелательно, но в тоже время скрупулезно, проверял выполнение работ рабочими. Находил подход к каждому человеку. Очень быстро стал авторитетным и уважаемым специалистом. Тогда же начал свои первые эксперименты по повышению урожайности сельскохозяйственных культур, внедрению в производство достижений аграрной науки. Новациями он заинтересовался ещё будучи студентом. Однако любимое дело пришлось оставить. В 1939 году началась советско-финская война, и его призывают в армию. Воевал на фронте в суровых условиях северной зимы до её окончания.

Согласно народной молве Смиловичского региона, после демобилизации из армии работал некоторое время техническим руководителем спиртзавода «Ляды».

Как известно, партизанскую борьбу  с врагом в СССР предполагали и планировали. На случай войны создавали группы, которые должны были действовать в тылу врага. Подтверждением этого может служить пример Червенского района. Не исключением был и Смолевичский район.

В одну из таких групп Смолевичским райкомом партии был включен и Финкельштейн, как имеющий боевой опыт. Это подтверждают следующие факты. Имеется упоминание самого Финкельштейна о беседе с ним накануне войны секретаря Смолевичского райкома партии по вопросу борьбы с врагом.

Неслучайно он организовывал и борьбу с фашизмом на территории Западной Белоруссии в Вилейской области. Его группа должна была действовать именно там. Косвенным доказательством того, что его заранее нацеливали на партизанскую борьбу, является следующее. Финкельштейн эвакуирует отца с членами семьи в глубь России. Не все имели такую возможность. Это было  обусловлено ранее, при планировании его будущей деятельности в тылу немцев.

Так заканчивается в истории его жизнедеятельности короткий предвоенный период. Так и хочется сказать: «мирный». Однако таким это время для него не являлось — ибо было участие в советско-финской войне.

 

(Продолжение следует)

 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *