Мои родные Барсуки

Общество

(Продолжение)

Налаживалась новая жизнь.

 

Исторические события тех лет (1926 -1941 гг.), которые происходили в СССР, в определенной степени касались и жителей рабочего посёлка. Только вступление в колхоз проходило без их участия. На первом посёлке лишь некоторые стали колхозниками, остальные работали на заводе.

Выполнялось решение о борьбе с безграмотностью. Наряду с начальной четырехклассной школой организовали вечернюю школу рабочей  молодежи. Построили детский сад-ясли. Мои родители получили образование на прежнем месте жительства. Мать в Мартьяновке окончила  четыре класса, отец в Червене — семь. В Барсуках в начальной школе учились дети и с ближайшей деревни Амело. Производственные и некоторые социально-бытовые объекты были включены в электросистему. Заводской локомотив освещал не только лесопильный цех, но и эти объекты, правда, не круглосуточно. Планировалось электрофицировать жилые квартиры и освещать территорию посёлка. Постепенно забывались и уходили в прошлое противоречия между богатыми и бедными, налаживалась новая жизнь. Жители рабочего посёлка радовались этому.

 

Дважды уходил на войну

 

Когда Германия в сентябре 1939 года  оккупировала Польшу, Советский Союз вернул Западную Белоруссию и Украину, затем вступил в войну за территорию с Финляндией. Тогда мобилизовали многих молодых мужчин из Барсуков. В их числе и моего отца. Это было суровое испытание. На счастье, отец вернулся целым и невредимым. Мне было около трех лет, и его возвращение запомнил. Взял меня на руки и, высоко подкидывая, целовал.

Счастливая и спокойная жизнь в Барсуках, как и во всей нашей огромной стране, закончилась 22 июня 1941 года. Началась Великая Отечественная война.  С первого дня её отец был мобилизован Червенским райвоенкоматом. Этот момент тоже помню. Он ехал на машине, я сидел у него на коленях в кабине, мама тоже была с нами. Больше я отца не видел — с фронта он не вернулся. В 1945 году пришло сообщение, что пропал без вести в сентябре 1944 года.

 

В начале Великой Отечественной

 

Мы, дети войны, на оккупированной территории испытали, пережили и помним все ужасы того страшного, трудного периода. Особенно те, у кого не вернулись отцы; сироты, которые воспитывались в детдомах,  у которых фактически не было детства. Они преодолевали все невзгоды в примитивных условиях, выживали без каких-либо капризов, понимали, что надо делать, и делали, безропотно выполняли требования жизни.

В начале войны в Барсуки приехал какой-то начальник из Червеня. В клубе собралось много людей, и он вел разговор о том, чтобы не было паники, что нужно продолжать работать, а ворвавшиеся в нашу страну фашисты будут остановлены и получат по заслугам, сюда они не дойдут. Вдруг — рев самолета и трескотня, стрельба. Завод работал, высокая труба дымилась, и немецкому летчику не составляло труда обнаружить этот объект среди лесного массива. Все повыскакивали на улицу. Самолет сбросил фугасную бомбу, но на завод она не попала. Начал стрелять по людям. Отец моего друга Петр Яковлевич Млявый, взяв нас за руки, бросился к сложенным штабелям леса, лег и нас положил рядом. Пуля попала ему в ногу, потекла кровь. Пётр Яковлевич крепко выругался и потихоньку поковылял к дому, который был метров за семьдесят. Мы шли рядом. Медработники сделали перевязку и определили, что пуля кость не задела, прошла насквозь. Позже Пётр Яковлевич мне говорил, что я от пули был сантиметров десять и что “в рубашке родился”.

Самолет улетел, но через несколько дней появился опять. Поджег лесопильный цех, подсобные помещения, гараж, мастерскую. Пётр Яковлевич Млявый смог предотвратить взрыв парового котла в лесопильном цеху. Этот котел постоянно заполняли водой из рядом построенного колодца, разогревали, и вода превращалась в пар, который приводил в движение колесо диаметром около двух метров. А далее мощная лента от колеса в подвале крутила вал длиной метров десять и потом включались в работу станки, циркулярные пилы, которые были установлены наверху. Кроме того, котел обеспечивал выработку электроэнергии. В мастерской при заводе имелся токарный и другие станки, необходимое оборудование. Пётр Яковлевич смог вовремя отключить подачу воды и слил имеющуюся в котле. При пожаре, когда горело здание завода, котел был пуст, иначе от большой температуры снаружи произошёл бы мощный взрыв. Были бы приведены в негодность сам котел, все сооружения и оборудование на заводе, некоторые ближние жилые и другие объекты.

 

Владимир ШАТЕРНИК, г. Червень

(Продолжение будет)

 



1 комментарий по теме “Мои родные Барсуки

  1. Спасибо Владимиру Шатернику за воспоминания.Я не знала своей бабушки, но деревня ее раньше принадлежала Игуменскому уезду.Только по таким воспоминаниям и можно понять, как здесь люди жили, как выжили в такие тяжелые времена. Об этой статье сообщу также в Москву, К.Василевскому, который составил свою родословную, но затрудняется в определении своих Борсуков из Червенского р-на. Думаю, будет тоже благодарен, т.к. где еще узнаешь столько подробностей. Так что исторические и краеведческие материалы о Червенщине читают много людей из разных мест. Ждем дальнейших подобных публикаций.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *