«Никто не обидит нас без нашего на то согласия»

Общество

В Червене на базе отделения дневного пребывания для инвалидов прошел семинар-тренинг по проблеме предотвращения насилия в семье.

Инициатором мероприятия выступила комиссия по правам женщин республиканского общественного объединения «Правовая инициатива». Оно, наряду с 2 тысячами других правозащитных блоков, входит в сеть организаций «Женщины Европы против насилия».

Представитель комиссии по правам женщин Галина Устинова, кандидат психологических наук, доцент Надежда Цыркун, эксперт-консультант, партнер консалтинговой группы REZУЛЬТАТ Антонина Пожидаева

Представитель комиссии по правам женщин Галина Устинова отметила, что проблема насилия в семье актуальна для гражданского общества:

— Наша организация 10 лет назад вместе с экс-депутатом белорусского Парламента Надеждой Цыркун выступила инициатором законопроекта «О пресечении и предотвращении насилия в семье». Он внесен в национальный план по гендерному равенству на 2011-2015 гг. Основные рубрики законопроекта: обеспечение равных прав в экономической сфере, равный доступ к социальной защите и здравоохранению и др.

В программе социально-экономического развития Беларуси на 2011-2015 гг. сказано о необходимости повысить ценность и устойчивость института семьи, усилить ее социальную защиту. «Население практически не вовлечено в исполнение программных пунктов», — отметила экс-депутат, кандидат психологических наук, доцент Надежда Цыркун. В выступлении на семинаре-тренинге она затронула правовой аспект проблемы насилия в семье:

— Существует два варианта поведения человека: по понятиям и по закону. Если нормы закона противоречат понятиям, нужно развивать правовое сознание.

По ее словам, поведение человека контролируется тремя нормами: психологической, основанной на опыте, чувствах, воспитании, нравственной, сформированной на представлениях о добре и зле, хорошем и плохом, и юридической, ставящей во главу угла Закон.

— Фразы типа «это их личное дело», «милые бранятся — только тешатся» значат, что насилие прочно вошло в нашу жизнь, — считает Надежда Цыркун. —  Формы насильственного поведения не воспринимаются как преступные, хотя их нужно рассматривать как социально-бытовой терроризм. Когда мы скажем, что насилие в семье — это преступление, то граждане начнут более ответственно выбирать способ поведения. Юридические нормы жесткие. Перешагнул через них — ты преступник. Только под их влиянием ломается менталитет.

Чаще всего подвергаются истязанию женщины (94%). В теории и практике жертва и насильник меняются местами. Если жена 20 лет терпела насилие со стороны мужа, то на 21-м году она может отомстить обидчику. В Беларуси каждый четвертый убитый лишен жизни своими близкими.

По данным ООН, ежегодно жертвами убийств чести становятся 5 тысяч женщин. Такие самосуды редко вызывают общественное или властное порицание.

— Тема, которую мы затронули, сложна, потому что она касается частной жизни граждан, — полагает Надежда Цыркун. — Каждый может сказать: как хочу, так и живу. Однако частная жизнь неотделима от общественной. Мы финансируем безответственное поведение скандалистов, насильников. Они сидят в тюрьме, их жертвы проходят медицинскую реабилитацию, а платят за все это законопослушные налогоплательщики.

На семинаре одной из самых многочисленных групп приглашенных были сотрудники милиции: участковые инспекторы, представители инспекции по делам несовершеннолетних и др. Они первыми прибывают на место, где совершается бытовое преступление. Для них Надежда Цыркун смоделировала ситуацию: соседи вызвали милицию, потому что за стеной слышны крики. Понять, находится ли семья в социально-опасном положении, можно по следующим фразам, звучащим от насильника: «у нас все хорошо» (отрицание насилия); «я  ничего не помню» (ссылка на помутнение сознания); «ребенок ничего не слышал», «это не оскорбление» (отрицание влияния своего поведения на других); «она меня довела» (обвинение); «я сорвался, потому что у меня был тяжелый день» (оправдание насильственного поведения пережитым стрессом); «утратил контроль», «находился в состоянии аффекта» (ссылка на временное психическое расстройство); «была ссора, но все успокоилось» (утверждение о нормализации отношений); «я ее не трогал» (исключение некоторых действий из своего поведения).

Участковый инспектор Червенского РОВД Виталий Савко в ответ смоделировал другую ситуацию. Жертва семейного скандала вызвала милицию. Снять побои отказалась, как и написать заявление. Процессу можно дать ход по требованию пострадавшей стороны…

Ситуацию прокомментировала Надежда Цыркун:

— Женщина должна нести ответственность за свои действия. Если решает сохранить сложившуюся ситуацию, считает возможным в ней жить, то не должна никого беспокоить.

— У правоохранительных органов не так много средств, чтобы обеспечить безопасность жертвы, — отметила кандидат психологических наук Наталья Маскалева. — Нет кризисных комнат, где можно было бы изолировать пострадавшую от влияния насильника.

Кандидат психологических наук Наталья Маскалева

Она дала совет, как вести себя с жертвой:

— Не спрашивайте: за что он тебя так? Это вопрос, который предполагает, что в результате какого-то поведения человек может быть избит. Интересуйтесь: что произошло? что предшествовало этому событию? Жертва ни в чем не виновата, что бы она ни сделала. Важно, чтобы в процессе выхода из ситуации у потерпевшей стороны сформировалось ощущение, что она контролирует свою жизнь.

Жертва зачастую экономически зависима от насильника. Она взваливает на себя бремя домашних забот, не требуя оплаты труда. Наталья Маскалева провела исследование белорусского рынка бытовых услуг (госсектор). Она поделилась результатами:

— Домашний труд в месяц (уборка, стирка раз в неделю, готовка три раза в неделю и др.) оценивается в 700 долларов. Нужно ценить то, что каждый из членов семьи делает. Бабушка отводит ребенка в школу и забирает его оттуда. Попробуйте нанять человека, который бы делал это вместо нее, и посмотрите, сколько стоят такие услуги.

По мнению кандидата психологических наук, семейное насилие крайне опасно, потому что родительскому поведению обучаются дети и переносят его в следующее поколение. Ребенок, который подвергся жестокому обращению, может отставать в развитии. Он учится хуже сверстников, реже смеется, лишен должного внимания, поэтому начинает привлекать его любыми способами, в том числе и противоправными.

— Насилие в семье — это не личное, а общее дело, — согласилась с предыдущей выступающей Наталья Маскалева.

— Человек способен на преобразование, — полагает Антонина Пожидаева, эксперт-консультант, специализирующийся на психологии конфликта, партнер консалтинговой группы REZУЛЬТАТ. — Только не ставьте ему в вину то, что осталось в прошлом. Это спровоцирует его на повтор. Если человек сделал что-то хорошее — похвалите. Скажи ребенку: «Опять у тебя «тройка» — он еще одну принесет. Ориентируйте на будущее: «Смотри, у тебя «шестерка», чуть поднажмешь — и «семерку» получишь». Ребенок на «девятку» стараться будет.

При конфликте не переходите на личности: «Ты плохой, как ты докатился до такой жизни». Это нападение. Человек начнет обороняться по принципу «сам дурак». Может и промолчать, но обида останется. Не осуждайте человека, обсуждайте ситуацию.

Пореже говорите: «Ты должен». Никто не хочет быть должником. В течение жизни человек превращает «надо» в «хочу»: «Я забочусь о детях не потому, что должен это делать, а потому, что люблю их».

Эксперт отметила, что существует всего три модели семьи:

1. патриархальная. Домашний труд ложится на плечи женщины, мужчина зарабатывает деньги;

2. семья переходного типа. Четкое распределение женской (убрать в доме) и мужской (забить гвоздь) работы. Например, многие полагают, что сидеть с ребенком — не мужская работа. Это подтверждает статистика: в Беларуси только 1% мужчин уходит в декретный отпуск;

3. партнерская семья. Распределение ролей происходит не по половому признаку, а по возможностям, способностям супругов: «Сегодня я приготовлю обед, а завтра — ты». Как правило, насилия в таких семьях нет.

Антонина Пожидаева порекомендовала участникам семинара научиться вести переговоры:

— Учитывайте интересы другой стороны и не ущемляйте собственные права. Самоуважение чувствуется в человеке: по тому, как он держит спину, смотрит, разговаривает. Нужно научиться заявлять о себе с малых лет. Элеонора Рузвельт говорила: «Никто не может обидеть нас без нашего на то согласия».

Снежана КОВГОРЕНЯ. Фото автора.


 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *